Российский инсулин: отзывы об отечественном препарате

Несладкая жизнь: диабетики России обеспокоены тем, что их переводят на российский инсулин по программе импортозамещения

27 / 04 2017 09:04 Несладкая жизнь: диабетики России обеспокоены тем, что их переводят на российский инсулин по программе импортозамещения Республика Карелия 32 0<\p>

— Сколько у меня было начальников, все как один дружно не любят, когда сотрудники уходят на больничный.

А если кто-то узнает, что есть хроническое заболевание, то это повлечет за собой некоторые санкции. Тем более, диабет такое заболевание, о котором люди мало знают, потому что никто, как правило, это не афиширует.

Все думают: одно дело, если просто есть какая-то проблема и ее можно скорректировать диетой или образом жизни. Другое дело, если человек принимает таблетки. Ну а если уколы, — это край и последняя стадия. Хотя вся проблема только в том, что в желудке инсулин не усваивается и требуются инъекции.

Это просто способ принятия лекарства, — говорит Елена [имя изменено]. Героиня материала попросила не указывать ее персональные данные из-за возможных проблем на работе.

Подмена

Случай Елены, скорее, исключительный. С диабетом она живет 18 лет, у нее первая стадия (та самая, которая требует уколов). Поначалу ей прописали датский препарат, но отменили из-за сильного неприятия одного из компонентов.

Потом перевели на американский «Хумулин». Сейчас его производят совместно с Россией — к нам привозят сырье и фасуют. Лекарство Елене подошло идеально.

Так, что она родила здорового ребенка без инсулиновой помпы [специального устройства, которое автоматически подает инсулин в организм во время родов].

В феврале 2017-го Елена пришла в поликлинику за очередной порцией препарата.

— Я пришла, как обычно, выписывать рецепт. В рецепте никаких изменений не было, по-прежнему было указано: инсулин, действующее вещество «изофан». В книжке, в «инвалидке», как я ее называю, написано название препарата: «Хумулин».

Подаю в окошечко аптеки рецепт со всеми печатями и эту самую книжку, в которой должны сделать запись о том, какой мне выдали препарат, и должна стоять моя подпись. Провизор видит, что это «Хумулин», его он мне и должен выдать.

Но вместо этого я получаю коробочку с надписью «Ринсулин», — рассказывает Елена.

Биологические препараты нельзя тасовать, как лекарства от головной боли или витамины. Инсулин нужно менять в стационаре или как минимум под наблюдением врача — он встраивается практически во все процессы организма.

А для перевода пациента с одного биологического препарата на другой нужны веские основания: плохо снижается сахар, аллергическая реакция. Кто-то должен нести ответственность за смену лекарства у пациента — Елене же просто выдали препарат в окошке.

Брать его она не захотела.

— Говорю: «Это что?». Провизор отвечает: «Это то, что вам требуется». Я говорю: «Нет, это не „Хумулин“». Она мне говорит: «Это теперь такой „Хумулин“». Я говорю: «Это не „Хумулин“. На „Хумулине“ написано „Хумулин“.

Могу коробку показать. Здесь на коробке указано: „Ринсулин“». Провизор: «Девушка, не задерживайте, если вам не нравится, могу выдать „Инсуман“».

Я говорю: «Нет, это не те препараты, которые мне нужны, рисковать я не хочу».

Елена все-таки взяла лекарство и поставила свою подпись в карточке инвалида.

Другие пациенты в подобных случаях по незнанию или легкомыслию уходят со словами: «А, это теперь такой инсулин? Ну ладно», — рассказывает Елена. Она же пошла к своему врачу-эндокринологу. Та выслушала, сказала: «Не переживайте», — и добавила, что «Хумулина» больше нет, когда он будет — неизвестно, потому что есть приказ о переводе всех на препараты российского производства.

— Детей не трогают. Самая беспокойная часть населения из этого процесса выключена: это мамы, которые всех поднимут на вилы и разнесут все на своем пути. Те, кто вновь диагностирован, им без разницы, с чего начинать.

А всех остальных зачем трогать? Если я на этом инсулине живу, живу нормально, и оснований переводить меня на другой препарат нет? Я сказала, что с завтрашнего дня пойду задавать вопросы.

Вечером она мне перезвонила и сказала, что обсудила вопрос с завполиклиникой, с клиническим фармакологом, что, действительно, я имею право получать то, что мне нужно, и мне готовы выдать последнюю пачку «Хумулина» из запаса клинического фармаколога. Я ее на следующий день получила, — говорит Елена.

По словам врачей, она имеет право принимать тот препарат, который ей подходит.

И специально для нее они якобы могут закупать «Хумулин» — но в условиях импортозамещения выйдет ли кто-нибудь на аукцион по закупке американского препарата? Запаса, который выдали в поликлинике, Елене хватит на месяц. Первые месяцы семья Елены сможет закупать лекарство за границей или в аптеках за свой счет, но что будет потом?

Приказ

Елена попыталась найти отзывы о препарате «Ринсулин» на специализированных форумах. Диабетики охотно делятся информацией о лекарствах, но о российском препарате упоминаний мало. Только официальные данные: сколько клиник приняло участие в испытании, результаты использования препарата, явный гипогликемический эффект и тому подобное.

— На самом крупном форуме я нашла только один отзыв от 2015 года. Человек дал свое согласие перейти с «Хумулина» на «Ринсулин», и ему не помогает.

Сахара гуляют во все стороны и, если он делает подколку [дополнительная доза инсулина, которую делают при стрессе или употреблении сахаросодержащих продуктов] «Ринсулином», эффект практически нулевой, а если остатками «Хумулина», эффект нормальный.

Еще один отзыв был нейтральным: «Ну перешла и перешла, без особых последствий». И еще один (как ветеран диабета, скажу, что диабетик такого не напишет): «Я пробовала такой, пробовала сякой, „Ринсулин“ такой же, как и все остальные».

А как пробовала такой и сякой, если тебе эндокринолог подбирает препарат индивидуально? Это не в аптеку прийти и аналог какой-нибудь вместо но-шпы купить, — говорит Елена.

Интернет-журнал «7×7» обратился с официальным запросом в Министерство здравоохранения Республики Карелия и задал вопросы: почему пациентов переводят на другое лекарство, появится ли в аптеках «Хумулин» и что это за приказ, по которому людей переводят на отечественный препарат? Ответили, как водится, не на все. Однако приказ, как следует из ответа, действительно существует. Точнее — постановление: в ноябре 2015 года российское правительство приняло постановление № 1289 «Об ограничениях и условиях допуска происходящих из иностранных государств лекарственных препаратов…».

Из текста следует, что поставщик должен предлагать лекарства из стран Евразийского экономического союза — никаких иностранных препаратов.

В заявке заказчик должен указывать только так называемые международные непатентованные наименования лекарств — обычно их указывает в рецепте врач.

В случае с «Хумулином» и «Ринсулином», в зависимости от принципа действия это либо инсулин растворимый, либо инсулин-изофан.

В виде исключения патентованное название лекарства может быть указано в заявке, если оно включено в некий перечень.

Как следует из ответа Федеральной антимонопольной службы депутатам Курской областной думы, в этот перечень попадают незаменяемые препараты. То есть те, которые не имеют аналогов.

В отличие, например, от «Хумулина» — в его случае комиссия уверена, что препарат можно заменить. Например, «Ринсулином».

Таким образом, врачи могут сколько угодно говорить, что для Елены могут закупить «Хумулин», но по закону победителем будет поставщик с наименьшей ценой из Евразийского союза. А это, скорее всего, будет отечественный «Ринсулин Р» или «Ринсулин НПХ». Потребовать в заявке «Хумулин» невозможно. Но есть исключения.

По всей России

С заменой препаратов сталкиваются не только жители Карелии.

Полина Мосенц живет в маленьком городе Хадыженск в Краснодарском крае. У нее сахарный диабет первого типа. Полина 19 лет принимала «Актрапид» и «Протофан» — это зарубежные лекарства, но недавно производитель открыл завод в России. В феврале врач решил выдать ей «Лантус».

— Я, может, и не против перейти на другие инсулины, но это явно не «росинсулин» [народное название инсулина российского производства].

Дело в том, что врач просто ставит перед фактом: берите, что даем, и идите сами себе колите. Я же за перевод и подбор дозировок только в стационаре.

Стационара ни в городе, ни в районе у нас нет, только ехать в краевой, в Краснодар. Никто и не предлагает туда ехать. Врач просто молчит, — говорит Полина.

Она позвонила на горячую линию местного Минздрава и оставила жалобу. Безрезультатно.

— Позиция врача: я какой вам выпишу, такой и колите. Дали рецепт на «Лантус»: езжайте в Апшеронск, получите такой хороший инсулин. Я не буду его колоть сама, я не знаю, как его рассчитывать, и подбор дозировок осуществляется в под контролем врача и анализов. Написали отказ от рецепта, — рассказывает женщина.

Тогда ей выдали нужные препараты из старых запасов, но в марте снова стали предлагать российский. Принимать его Полина боится.

— Конечно, боюсь, это же не просто витаминка, тем более, я знаю реакцию своего организма на свои инсулины: на «Актрапид» и «Протофан», знаю, как пересчитать, какая доза на что, при болезни, при стрессе, и основные дозы подбирали эндокринологи в стационаре в Краснодаре под строгим контролем сахара в крови.

Звонила краевому внештатному эндокринологу две недели — не дозвонилась. И врач постоянно говорит: «Все взяли! Одни вы не такие!». Хотя я знаю, что не одни. Но, конечно, многие люди просто молча взяли. В Барнауле у подруги папа болеет, такая же ситуация: были «Хумулины», дали молча «росинсулин», — говорит Полина.

Диабетики из других регионов России активно обсуждают проблему в соцсетях.

В паблике во «ВКонтакте» «Сахарный диабет» пользователи задают вопрос: «Санкт-Петербург, кто-нибудь уже получал „Туджео“? Есть отличия от „Лантуса“? Или только дозировка?».

Ответ: «Была на „Туджео“, вернулась на „Лантус“. На „Туджео“ дозы выше были на пять единиц. Но, думаю, это индивидуально, так что начинайте с той дозы, которая была на „Лантусе“, дальше корректируйте при необходимости. Вводится „Туджео“ легче, чем „Лантус“, нет дискомфортных ощущений.

Читайте также:  Диагностика и лечение сахарного диабета: как диагностировать заболевание?

Но самый главный косяк не в том: если не выдают „Лантус“, то его можно приобрести в любой аптеке, а вот „Туджео“ у нас в городе нет вообще в продаже, поэтому если вовремя не получить, то либо обратно на „Лантус“, либо — никак! Самая близкая точка продажи „Туджео“ от нас — в Москве, а это 100 км в одну сторону.

Не советую на него переходить, если в вашем городе та же ситуация».

На многочисленных форумах диабетики из разных регионов России тоже пишут про замену препаратов. Например, на крупнейшем диа-форуме есть даже отдельная тема: «„Ринсулин“ — что это?».

«У нас, похоже, эндокринолог чересчур скрытный: молча выдал „Ринсулин“, ни слова, ни полслова! Я спрашиваю у сына, что он сказал или расписал, как и что? А сын говорит: ничего не сказал», — пишет пользователь Sibill из Свердловской области.

«Недели две назад я в очередной раз пошел получать инсулин. Мне второй раз начали рассказывать, как все плохо, и что „Хумулина“ на всех не хватит, и что импортозамещение, и вообще надо верить в российскую науку и промышленность. Как сладко пела эта эндокринологичка, вы бы видели.

Не знаю, почему, но я решил дать шанс нашей, отечественной продукции, и дал свое согласие на перевод с „Хумулина Р“ на такой же „Ринсулин“. Следует отметить, я заранее, что называется, чувствовал, ничего хорошего из этой затеи не получится.

Так и случилось…» — пишет пользователь Уолл на том же форуме.

«Здравствуйте. Сегодня получила сей „чудо“-препарат в аптеке вместо „Хумулина Р“, который всегда получала до последнего времени. Информации по нему мало, аптекарша стала заверять, что это взаимозаменяемый препарат.

Почитала тред, понимаю, что брешет тетя. Что теперь делать с этой коробкой — не знаю.

Продавать, что ли? Или поехать на склад и ругаться, выбивать свой препарат? Если не „Хумулин“, то хотя бы „Инсуман“», — пишет пользователь с ником Хумулинщица.

«Меня тоже перевели с „Протафана“ и „Актрапида“ на „Ринсулины“, эффект тот же, как описывал Уолл. Тенденция к снижению эффективности поддержания нормы глюкозы в крови подтвердилась молниеносно.

Сахар с ними начал зашкаливать до 25. Меня хватило на три дня. Я вернулся к „Протафану“ и „Актрапиду“. Буду переходить на другой инсулин, выхода нет.

Хочу попробовать „Лантус“ с „Хумалогом“», — пишет volniy-s.

«Пришел за рецептом к эндокринологу, она мне сказала, что импортного инсулина нет, надо переводить на российский биоинсулин! Говорят, что надо ложиться в больницу на корректировку! Честно, я в шоке. Пользуюсь более пяти лет „Хумалогом“/„Лантусом“. Кто с этим сталкивался и что мне делать?» — спрашивает kif.

Скорее всего, это не последняя запись. Эксперимент по внедрению российских препаратов продолжается. И не всегда предсказуемо.

Вопреки логике

Сергей Веселов из Мурманска общается с диабетиками из других регионов России: лекарства, говорит он, меняют по-разному. Ему вдруг заменили российский «Лантус» на немецкий «Туджео». И тот, и другой: инсулин-гларгин.

Мурманский Минздрав в ответ на запрос «7×7» пояснил, что инсулин они тоже закупают, опираясь на постановление № 1289, в котором есть еще один нюанс: запрет на иностранные препараты действует, если на аукцион вышли не меньше двух поставщиков, один из которых предлагает лекарство зарубежного производителя. В случае с «Туджео» была подана только одна заявка (здесь постановление перестает действовать), и в мурманские поликлиники попал зарубежный препарат.

Правда, Минздрав Мурманской области в своем ответе на запрос указал неверный номер закупки инсулин-гларгина от 27 февраля 2017 года — это аукцион на «Поставку реактивов и расходного материала для отделения лучевой диагностики». Возможно, по ошибке.

Нужные закупки мы нашли сами. В феврале их было две: примерно на 12 млн руб. и 2 млн руб. соответственно.

В обоих случаях аукцион на поставку «Туджео» выиграл единственный санкт-петербургский поставщик: Непубличное акционерное общество «Медико-Фармацевтическая компания Северо-Запад».

Примечательно, что суммы закупок российского «Лантуса» Минздравом Мурманской области в том же месяце не превышают 140 тыс. руб.

И все-таки «Лантус» Минздрав закупал. И не только в феврале — еще одна закупка была в марте. Но Сергею Веселову в поликлинике выписали рецепт и сказали: «Обратите внимание на дозировку». В рецепте было указано непатентованное наименование: инсулин-гларгин. Он позвонил в пункт выдачи льготных рецептов, где подтвердили: пациентам теперь выдают аналог. Сергей снова пошел в поликлинику.

— Я говорю: «Аналог — понятие растяжимое. Насколько мне известно, это другой препарат, его действие может быть другим. Как мой организм среагирует на него?». На что мне просто сказали: «Если вам что-то не нравится, пишите отказ от инсулина и выйдите из кабинета». Говорю: «Понял».

Обратился к заместителю главного врача, он был шокирован, сказал, что медсестра просто несильно мотивирована в плане зарплаты и рассказывать диабетику о том, что это за препарат, у нее просто не было желания. В итоге от заместителя главного врача я услышал, что это за препарат.

Но меня все равно удивило, как это так, ввод нового препарата без консультации, без присмотра? Просто: не переживайте — и все, — говорит Сергей.

За невнимательность наказали медсестру. У Сергея пока остался запас старого препарата. На новый он еще не перешел — боится.

— Боюсь почему? Я общаюсь с диабетиками из разных городов, интересуюсь, у кого что. У одного сахара настолько низкие, что ему каждый день плохо. Начинали колоть так же, как им врач говорил, столько же единиц.

Другие говорят, что мы не можем избавиться от сахаров: 20, 21, это очень плохой показатель. То есть у всех организм реагирует по-разному. Это уже говорит о том, что все не так просто: взял, вколол ту же самую дозу и радуйся.

Тем более, у нового препарата, у него действие длиннее, по-моему, на шесть часов. Я поэтому не перехожу и переживаю.

В соцсетях и на форумах все друг у друга спрашивают: как у тебя, как самочувствие? Одни говорят: зря я вообще перешел, потому что теперь неконтролируемый сахар в крови, соответственно, больше расходников на контроль уровня глюкозы, — рассказал Сергей.

Боится переходить на новый препарат и Елена. Но запасы провизоров и врачей в поликлиниках не безграничны. Она нашла аптеку в Москве, которая работает с поставщиком «Хумулина» напрямую. Годовой запас препарата ей обойдется в 20 тыс. руб. Главное, чтобы поставщик теперь не ушел из страны насовсем. А так, похоже, выбор небольшой: бери, что дают, и иди.

Как показывает мурманский пример, вариант есть: на аукцион может выйти один поставщик, и с ним заключат контракт, даже если он предложит зарубежный препарат.  

Сергей Маркелов, фото автора, «7×7»

Источник: https://7×7-journal.ru/item/94400

Росинсулин — Отзывы о Росинсулине

Росинсулин – препарат инсулина, который используется при некоторых формах сахарного диабета. Нужно сразу подчеркнуть, что существует несколько разновидностей данного лекарства:

  • Росинсулин Р«короткий» инсулин с наступлением эффекта, спустя полчаса от момента введения и его максимальным развитием в течение 1-3 часов. Общая длительность действия – до 8 часов;
  • Росинсулин М микс«средний» инсулин, состоящий из двух фаз (химически полученного вещества и продукта генной инженерии, совершенно эквивалентного человеческому гормону). Первые признаки действия данного лекарства появляются через полчаса, после введения, максимальное действие проявляется от четырех до двенадцати часов, а общая продолжительность эффекта составляет около суток;
  • Росинсулин С«средний» инсулин, состоящий полностью из инсулин-изофана, полученного генно-инженерным путем. В отличие от Росинсулина М микс, эффект данного препарата развивается в течение полутора часов, а достигает максимума и длится – столько же, сколько и у предыдущего средства;

Подобные лекарства нужны людям, у которых действие собственного инсулина оказывается недостаточным.

Это приводит к повышению концентрации глюкозы в крови, нарушению ее поглощения тканями, что крайне опасно и может быстро подорвать здоровье организма.

Больные сахарным диабетом, разобравшись в сложных механизмах обмена глюкозы, учатся правильно оценивать свое состояние (регулярно делая измерения глюкометром) и применять «длинные», «средние» или «короткие» инсулины, чтобы его скорректировать.

Применяются эти лекарства при:

  • Инсулинозависимом сахарном диабете (I типа);
  • Инсулиннезависимом сахарном диабете (II типа), когда организм оказывается нечувствителен к таблетированным формам гипогликемических препаратов;
  • Диабетических кетоацидозе и коме;
  • Сахарном диабете, возникшем на фоне беременности;
  • Контроле сахара у больных, нуждающихся в хирургическом вмешательстве, получивших травму, переносящих острую фазу инфекционного заболевания – в тех случаях, когда использование других гипогликемических средств невозможно;

Формы выпуска Росинсулина – растворы и суспензии для инъекций. Подобные лекарства вводят подкожно (в редких случаях, внутривенно или внутримышечно).

От места введения, также, зависит скорость усвоения данного средства – опытные пациенты знают, куда лучше уколоть инсулин в различных ситуациях.

Места уколов важно постоянно менять, чтобы избежать патологического воздействия на ткани (липодистрофии и проч.).

Время введения разных препаратов – отличается и привязывается к приему пищи. Например, «короткий» Росинсулин Р вводят за пятнадцать-двадцать минут до еды.

А «средний» Росинсулин С, который используется раз в сутки, обычно вводят за полчаса до завтрака.

Каждый пациент вырабатывает свою схему использования различных инсулинов, основываясь на данных глюкометра о концентрации глюкозы в крови, особенностях своего заболевания и образа жизни.

Читайте также:  Анализы крови на сахар: расшифровка и нормальные показатели

Противопоказан препарат при:

  • Непереносимости любого компонента;
  • Гипогликемии;

Беременным и кормящим матерям можно и нужно, при необходимости, использовать препараты инсулина. Для плода и новорожденного это безопасно. Но пациентка должна постоянно контролировать уровни сахара, так как обмен глюкозы сильно изменяется в процессе беременности и после родов.

Побочные эффекты и передозировка

Непереносимость определенных типов инсулина может привести к аллергическим реакциям – от крапивницы, лихорадки, одышки, вплоть до ангионевротического отека.

Также, возможно развитие гипогликемии, первыми признаками которой становятся бледность, тремор, беспокойство, сердцебиение и так далее (читайте подробнее в специальной статье об этом состоянии). Усугубить это состояние может увеличение количества анти инсулиновых антител в крови.

В начале лечение может сопровождаться отеками и нарушениями зрения. В месте инъекций возможны покраснения, отечность, зуд, разрушение жировой ткани (при частых инъекциях в одной и той же зоне).

Передозировка Росинсулином приводит к гипогликемии и требует экстренных мер – от принятия сахара самим больным, до введения ему растворов глюкозы и глюкагона (при потере сознания).

Аналоги дешевле Росинсулина

Поскольку Росинсулин сейчас отсутствует в свободной продаже, а выдается только по бесплатным рецептам, в аптеке вам придется выбирать его аналоги и, желательно, чтобы они оказались дешевле. Например, «коротким инсулином» являются:

  • Актрапид;
  • Хумулин;
  • Новорапид;
  • И другие;

Из них наиболее экономичен Актрапид.

Аналогами «средних» инсулинов Росинсулина С и М микс станут:

  • Биосулин Н;
  • Хумулин НПХ;
  • Протафан НМ;
  • Инсуран НПХ;
  • И другие;

Здесь дешевле всего оказывает Биосулин.

Отзывы о Росинсулине

Данный препарат отечественного производства – поэтому его активно внедряют в систему помощи больным диабетом. В том числе, именно это лекарство теперь, зачастую в безальтернативной форме, выписывают по бесплатным рецептам в поликлиниках. Конечно это вызывает сильнейшее беспокойство пациентов и их отзывы о Росинсулине наглядно это демонстрируют:

— Моя врач давно начала рассказывать мне про Росинсулин, расхваливая его. Но я сопротивлялась. Пока однажды мне прямо сказали, что теперь будут выписывать только этот препарат. А все иностранные можно покупать за свой счет. Выбора мне не оставили. Слава Богу, перебралась нормально. Но спокойствия теперь нет – постоянно жду неприятностей.

— Полгода уже на Росинсулине (переведен насильно). Сахар начал скакать. Пока корректирую дозы, но иногда просто паника наступает.

Некоторые больные приноровились к этому инсулину и даже хвалят его:

— Я понял, что большинство проблем от страхов и недоверия. Уже почти год колю именно Росинсулин и вижу, что он очень хорошо работает.

— Мне сразу в больнице начали колоть Росинсулин. Сахар держит, как надо. Так что, не паникуйте.

Основная причина недовольства диабетиков в том, что для них использование того или иного инсулина – залог нормального существования. Пациенты годами выбирали препараты, выверяли лечение, подстраивали свой образ жизни… В этой ситуации переход (а зачастую в приказном порядке) на любое другое лекарство обязательно покажется катастрофой. Даже если это средство будет вполне эффективным.

Вторая причина – недоверие к отечественным инсулинам. Препараты, которые выпускались в нашей стране ранее были низкого качества и никак не могли конкурировать, а тем более, заменить импортных лекарств.

Конечно, в идеале каждому пациенту хорошо бы получать «свой» инсулин – то средство, которое ему лучше всего подошло. Но, увы, в нынешней ситуации это невозможно.

Однако всегда стоит сохранять оптимизм и здравый смысл. Большинство больных не раз меняли препараты – тут важны личный контроль сахара и своевременные консультации врача.

И вполне вероятно, что Росинсулин докажет свою эффективность.

Общий рейтинг: 1.2 из 5

Источник: http://zhivizdorovim.ru/lekarstva/pishchevaritelnyi-trakt/11403-rosinsulin.html

Перевод c импортных инсулинов на отечественные аналоги

«аналог» аналога

Милая Наталья в случае гормонов говорят о заменах лишь на гормоны той же терапевтической эффективности, есть термин для них — биосимиляры. Сходный для НОВОРАПИДа — по профилю действия м.б. ХУМАЛОГ. В России ни тот ни другой не производится.

Кроме того отличия есть в виде субстанции, виде консерванта. Если вы были довольны НОВОРАПИДОМ не соглашайтесь на замену от добра добра не ищут. И если это не Хумалог — категорически не соглашайтесь посмотрите интервью Суворова А.В.

на этом сайте или прочитайте:

«АиФ»: — Александр Юрьевич, в 2013 г. заканчивается срок действия патентов на аналоги инсулинов (самых современных и эффективных лекарств, применяемых при диабете). Ожидается, что на рынок хлынут дешёвые индийские и китайские препараты. К чему это приведёт?

А.М.: — Для фармкомпаний производство инсулина и его аналогов (они везде оплачиваются за счёт страховых компаний) — лакомый кусок. Поэтому часто компании предпочитают входить на рынок не цивилизованным путём, проводя независимые исследования, доказывающие качество препарата, а «административным», предлагая более низкую цену. Для наших чиновников от здравоохранения решающую роль при выборе препарата играет не качество жизни, а цена. В результате больных могут перевести на новые, менее эффективные препараты.

«АиФ»: — Но, возможно, экономия о¬правданна?

А.М.: — Люди с диабетом принимают лекарства пожизненно. Их состояние напрямую зависит от качества препарата, которое определяется не только соответствием химической формуле, но даже металлом резервуара, в котором находятся бактерии, вырабатывающие инсулин.

Во всём мире, чтобы доказать эффективность нового лекарства, производитель должен заново провести все этапы клинических испытаний. В России достаточно трёхмесячного тестирования препарата на больных диабетом, после которого происходит регистрация. Если за это время пациенту не стало хуже, препарат считается соответствующим норме. Далее качество не отслеживается.

«АиФ»: — Сможет ли врач выписать пациенту не дешёвый индийский препарат, а дорогой европейский?

А.М.: — Теоретически сможет, но для этого понадобится серьёзное обоснование. А кто будет собирать эти доказательства?

Источник: https://moidiabet.ru/blog/perevod-importnih-insulinov-na-otechestvennie-analogi

Импортный инсулин или отечественный? Это вопрос доступности

Украинские препараты не хуже, но дешевле.

Говоря о сахарном диабете, врачи часто называют его неинфекционной эпидемией XXI века.

И действительно, это тяжелое эндокринное заболевание находится на третьем месте в мире по количеству страдающих от него — после сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний.

Каждые 15 лет число больных сахарным диабетом на планете удваивается. Сегодня, по оценкам Гарвардского университета, их около 350 млн, а это почти 6% от всего населения Земли.

ЗАВИСИМЫЕ И НЕЗАВИСИМЫЕ

Сахарный диабет подразделяется на инсулинозависимый и инсулинонезависимый типы.

В первом случае больной нуждается в регулярных инъекциях инсулина для поддержания уровня сахара в крови в пределах нормы, во втором случае проблему повышения сахара можно решить с помощью низкоуглеводной диеты, ведь инсулинонезависимая форма чаще всего развивается у пожилых людей из-за избыточного веса. При инсулинозависимых формах инсулин является единственным возможным препаратом, заменяющим «бастующие» островки поджелудочной железы. Попытки избежать инъекций, заменить инсулин БАДами или просто низкоуглеводной диетой могут привести к гипергликемической коме, а иногда и к летальному исходу. Об этом должны помнить и больные, и их родственники, которые думают, что отрицая заболевание, игнорируя его, от него можно избавиться. 

ИЗ ЧЕГО ДЕЛАЮТ ПРЕПАРАТЫ

Сегодня препараты инсулина производят как из натурального сырья (в частности, из поджелудочной железы свиньи), так и полусинтетические и синтетические (генно-инженерные виды). Генно-инженерные человеческие инсулины аналогичны по химическому составу естественному человеческому инсулину.

Кроме того, инсулин бывает очень короткого, короткого, среднего и пролонгированного (удлиненного) действия. В настоящее время врачи предпочитают назначать инсулины короткого и средней продолжительности действия, комбинируя их.

Однако больной сам должен контролировать уровень сахара в крови с помощью глюкометра и научиться самостоятельно рассчитывать оптимальную для себя дозу инсулина на 1 ХЕ (хлебная единица — условная единица, используемая при расчете количества углеводов в продуктах), поскольку нет универсальной, раз и навсегда рассчитанной дозы, у каждого больного она может колебаться.

Следует также помнить, что у инсулинозависимых больных должен быть четкий график приема пищи, привязанный к графику инъекций.

Ведь не сделанная вовремя инъекция может привести к гипергликемии (повышению уровня сахара в крови), а не принятая вовремя пища, напротив, к гипогликемии (снижению уровня сахара).

И гипер-, и гипогликемия чреваты комой, из которой больного  могут вывести только в условиях стационара. 

НАШ ИНСУЛИН УСТУПАЕТ ИМПОРТНОМУ ТОЛЬКО В ЦЕНЕ

В Украине с 1999 года функционирует программа «Сахарный диабет», благодаря которой больные инсулинозависимой формой обеспечиваются лекарством на 100%. Но нельзя сказать, что программа полностью решает все проблемы диабетиков.

До введения в действие украинских фармацевтических предприятий, выпускающих препараты инсулина (а их сегодня два — «Индар» и «Фармак»), с закупками импортных препаратов время от времени возникали сложности. А диабет, как известно, ждать не любит и не может.

Поэтому пациенты были вынуждены покупать импортные препараты на черном рынке, цена которых далека от бюджетной. После того как в Украине появились собственные препараты инсулина, ситуация стала менее напряженной.

Конечно, не все украинцы моментально перешли на препараты, выпущенные отечественными производителями. Роль тут сыграл как психологический фактор — импортному на всей территории постсоветского пространства всегда доверяли больше, так и фактор смены препарата.

Как известно, частая смена инсулина является для организма большим стрессом. И перевод с одного препарата на другой иногда нужно проводить в условиях стационара. Поэтому больные стараются пользоваться препаратами одной фирмы.

Однако те, кто начал пользоваться украинским инсулином, тоже не жалуются — наш инсулин практически не отличается от импортных аналогов. Только стоит дешевле.

Однако, как говорят врачи, у больных сахарным диабетом часто возникают опасения по поводу поставок инсулина, а также по вопросам цены. Небольшой дефицит или рост цены всегда вызывает волнения.

Читайте также:  Бесплатные глюкометры для диабетиков: кому положены?

— Переход с одного препарата на другой, конечно, возможен, однако он очень сложен, так как это нужно делать в стационарных условиях, — говорит директор Института проблем эндокринной патологии Академии медицинских наук Украины Юрий Караченцев.

Не трудно подсчитать, что в Украине нет столько коек и палат, чтобы одновременно помочь такому количеству людей.

А вот какой препарат предпочесть, это, как свидетельствуют мнения многих людей, действительно вопрос цены и престижа. Все продаваемые препараты в Украине в целом эффективны.

РЕЙДЕРСКИЙ ЗАХВАТ ЗДОРОВЬЯ УКРАИНЦЕВ

Однако инсулин производства киевского завода «Индар» скоро может либо исчезнуть, либо подорожать до уровня импортного.

На днях глава правления ЗАО «Индар» Алексей Лазарев обратился к президенту Украины с открытым письмом, в котором сообщил, что на предприятии произошел рейдерский захват и что государство потеряло контроль над стратегическим объектом, который согласно законодательству не подлежал приватизации. 

В своем обращении Лазарев отметил, что «70,7% акций предприятия были похищены у государства». По его словам, это произошло в 2008 году, и трехлетние судебные тяжбы не изменили ход событий. Акции путем сложных схем оказались в собственности нескольких офшорных компаний.

70,7% акций предприятия находились в собственности государства, которое владело ими через ГАК «Укрмедпром», структуру Минздрава.

Однако согласно официальным данным, нынешним их собственником является офшорная компания Stroke Holdings Limited, зарегистрированная в Белизе.

21% «Индара» находятся в собственности польской Bioton, которая владеет этим пакетом через кипрский офшор Mindar Holdings Limited. Еще 8% акций также находятся опосредованно в собственности поляков, которые они купили в 2006 году. 

Лазарев уверен, что целью рейдеров является закрытие производства в интересах импортеров и мировых производителей инсулина.

Он считает, что нынешние собственники не заинтересованы в производстве инсулина, они хотят продать завод.

К тому же новые собственники, которые назначили своего директора вместо Лазарева, являются офшорными компаниями, то есть до конца непонятно, кто они и кого представляют.

«ИНДАР» — единственное в Украине и четвертое в мире предприятие, которое осуществляет полный цикл производства инсулина — от субстанции до готовых лекарственных форм.

Юрист-консультант адвокатского объединения «Юрэксперт» Владислав Царев считает, что в юридической практике люди и компании скрывают свою причастность к собственности в основном в двух случаях.

— Первый наиболее распространенный, когда собственником является высокопоставленный чиновник или близкие члены его семьи, — объясняет юрист. — И второй, когда лицо аффилировано с криминальным миром. И в том и в другом случае публикация имен реальных собственников может привести к уголовной ответственности и пересмотру всех договоренностей не в пользу нового собственника.

Таким образом, не исключено, что инсулинозависимые украинцы скоро должны будут сменить препараты и существенно раскошелиться. Впрочем, пока еще не вмешался президент.

Фото УНИАН. 

ИСТОРИИ БОЛЕЗНИ

Киевлянину Геннадию Боголюбченко 26 лет, диагноз «диабет» был поставлен ему 9 лет назад. Старается пользоваться только импортным инсулином: «Я колю французский «Инсуман Рапид»  в комбинации с немецким «Лантусом». Препараты действуют эффективно, поэтому чувствую себя вполне прилично.

На отечественные препараты переходить не собираюсь, мне много страшного про них рассказывали коллеги по несчастью. Хотя с выпиской импортных препаратов все время возникают проблемы. Поэтому приходится покупать самому, это, конечно, недешево.

Мой эндокринолог все время меня уговаривает перейти на наш «Хумодар», говорит, что все разговоры о том, что он плохой, — это политика. К тому же там есть шприц-ручка, это очень удобно, но я побаиваюсь осложнений».

* * *    

Пенсионерка Анна Григорьевна Самсонова, 60 лет, болеет диабетом 30 лет, пользуется отечественным инсулином: «Я очень довольна своим лекарством, пользуюсь «Хумодаром» уже 10 лет.

Вы же понимаете, что на мою пенсию покупать импортные лекарства просто нереально, да и зачем? Врач выписывает «Хумодар» без проблем, никаких перебоев с ним нет. Осложнений у меня за все это время не было, сахар в норме.

Ну и диету, конечно, соблюдаю. С нашим заболеванием без этого, к сожалению, никак».

* * *    

Студентка Лилия Гмара живет в Житомире, 19 лет, диагноз был поставлен полгода назад, пользуется отечественным инсулином: «Когда мне сказали, что у меня диабет, я очень переживала, у меня просто шок был. Плакала, думала, что никогда не соглашусь инсулин колоть.

Но потом поняла, что альтернативы нет, хотя родители и пытались меня возить по экстрасенсам. Ну знаете, никто в это вроде не верит, но все равно надеялись. Нас врач очень сильно ругала за это. Я только недавно смогла смириться со своим диагнозом.

Я понимаю, что это не рак и что жить с этим можно. Но очень сложно все время думать об этом, помнить о том, что нужно вовремя сделать укол, вовремя поесть. Я студентка, жить по режиму вообще проблема. Врач выписал мне «Хумодар», я им довольна. Чувствую себя неплохо.

Покупать импортный не собираюсь, слишком дорого, да и бессмысленно. Наш ничем не хуже».

Источник: https://kp.ua/life/294725-ymportnyi-ynsulyn-yly-otechestvennyi-eto-vopros-dostupnosty

Современное фармпроизводство. Российский инсулин

Инсулинозависимый диабет – это заболевание, которое требует пожизненной терапии. От наличия или отсутствия инсулина в прямом смысле слова зависит жизнь пациента. Диабет официально признан неинфекционной эпидемией и по данным ВОЗ занимает по темпам распространения третье место после сердечнососудистых и онкологических заболеваний.

В мире насчитывается 200 млн больных диабетом, что составляет уже 6% взрослого населения мира. Более 2,7 млн из них проживают в нашей стране. Во много их жизнь зависит от того, что производится в этих стенах.
Завод «Медсинтез» работает в свердловском Новоуральске с 2003 года.

Сегодня он удовлетворяет 70% потребности всего российского рынка инсулина. Так что я с удовольствием и интересом воспользовался возможностью совершит небольшую экскурсию по этому предприятию.И первое, что меня удивило, так это здания-«матрешки». Внутри производственного «нестирильного» цеха находиться еще один — «чистый».

Конечно и в общих коридорах везде зеркальные полы и чистота. Но основное действо разворачивается там, за стеклянными окошками.ООО «Завод Медсинтез», созданное в 2003 г., входит в НП «Уральский фармацевтический кластер». Сегодня кластер объединяет 29 фирм различного профиля с общей численностью персонала более 1 000 человек.

На  заводе в настоящее время работает более 300 человек.Гостям внутрь вход заказан, хоть мы и были упакованы в спецодежду. Приходилось глазеть через окна.Внутри главенствует женский ручной труд. Что-то раскладывают и упаковывают.И хоть осознаешь, что там внутри все безопасно и производятся лекарства, все равно как-то не по себе.

Так чем же заняты на работе эти прекрасные глаза напротив?Если в двух словах, вернее в одной картинке, то вот:

СХЕМА ПРОИЗВОДСТВА ИНСУЛИНА

А теперь по существу. В 2008 г. на заводе «Медсинтез» при участии губернатора Свердловской области Э.Э. Росселя состоялось открытие первого в России промышленного производства готовых лекарственных форм генно-инженерного инсулина человека в соответствии с требованиям GMP EC (сертификат TUV NORD № 04100 050254/01).

Мощность производственного участка составляет до 10 млрд. МЕ в год, что позволяет удовлетворить до 70% потребности российского рынка инсулинов.

Производство располагается в новом здании площадью более 4000 м². Имеет в своем составе комплекс чистых помещений площадью 386 м², включающий помещения классов чистоты А, В, С и Д.

На производстве смонтировано технологическое оборудование ведущих мировых производителей: BOSCH (Германия), SUDMO (Германия), GF (Италия), EISAI (Япония).

Однако субстанцию, которая необходима для производства препарата, ранее приходилось приобретать во Франции. Чтобы самим выпускать субстанцию, нужно было разработать собственную бактерию.

На это у уральских ученых ушло четыре года — свой штамм они запатентовали в мае 2012-го. Теперь дело за тем, чтобы развернуть производство.

А пока нам показали святая-святых — вот с этой субстанции и начинается производственная цепочка.Уральский полпред Игорь Холманских и сопровождающие лица слушают краткое описание рабочего процесса.По ту сторону стекла находятся биореакторы. Все автоматизировано и люди находятся только по эту сторону.

«Живых» сотрудников можно увидеть только дальше по технологической цепочке. Цех подготовки воды.Сами препараты перемещаются из цеха в цех исключительно на конвейерах.Вот девушки собирают упаковки и складывают их на транспортную ленту.Транспортер подходит к границе «стерильной» зоны с сбрасывает упаковки в специальный лоток.

Вместе  с упаковками из лотка выбивается мощный поток воздуха. Бактериям и прочей гадости «против шерсти» не пробраться.Дальше ему предстоит пробежаться несколько метров по «нестерильной» зоне до следующего «стерилизатора».Там их раскладывают на паллеты и отправляют в этот здоровенный очиститель.Тоже безлюдно, вернее трудится всего один оператор.

Тележки катаются автоматически по рельсам.Теперь последний участок — фасовка в транспортную тару. Инсулин готов отправиться к потребителю. Народу тоже не много, даже коробки раскладывает жуткая машина на сервоприводах.

В Новоуральске строится новый корпус, который должен полностью покрыть потребность в субстанции инсулина для всей страны.

Более того, часть продукции будет поставляться за рубеж — соглашения об этом уже подписаны.

Новый корпус вступит в строй через несколько месяцев. Первую партию полностью российского инсулина на «Медсинтезе» рассчитывают получить уже в первом полугодии 2013 года.

Стоимость проекта строительства нового корпуса — 2,6 млрд рублей. Площадь цеха 15 тыс. кв. м, из них 2 тыс. — лаборатории. Большая часть оборудования будет закуплена в Германии. Мощность завода должна составить 400 кг субстанции в год. Это, по оценкам экспертов, на 75 кг превышает потребность Российской Федерации.

На сегодняшний день около 2 млн россиян нуждаются в ежедневном приеме инсулина. Упаковка зарубежного препарата стоит около 600 рублей, отечественного — около 450–500 рублей. После реализации проекта стоимость должна снизиться до 300 рублей. Экономия российского бюджета при этом может составить примерно 4 млрд рублей.

Спасибо за внимание.

Источник: https://zzaharr.livejournal.com/26007.html

Ссылка на основную публикацию